Лазурит

Лазурит обладает синим цветом различных оттенков. Блеск его стеклянный, излом неровный, спайности нет. Твердость лазурита 5.5, уд. вес 2.4.

Собственно поделочным материалом является не лазурит, а лазуритсодержащая порода, так называемая ляпис-лазурь (от латинского слова «ляпис» — камень) . В этой породе обычно присутствуют кальцит, диопсид, пирит, иногда флогопит.

Возможно, что лазурит в виде плотных масс образуется в мраморах на месте внедренных в них гранитных масс под воздействием растворов, которые вдоль трещин и разломов привносят из глубины сернистые пары. Здесь же образуются блестки пирита (сернистого железа) — характерные спутники всех месторождений лазурита.

Название камня полностью соответствует его окраске: памирское название лазурита — «ляждвард», арабское — «лазувард» — лазуревый камень, от которого, вероятно, и произошло название минерала.

Лазуриту, как и многим другим камням, в древности приписывались магические и целебные свойства. Считалось, например, что этот камень устраняет бессонницу, сохраняет зрение и уничтожает меланхолию. Древние египтяне высоко ценили лазурит, называя его «камнем неба». Из него делались мелкие фигурки и изображения священных жуков-скарабеев. Лазурит служил также эмблемой и символом власти: в Китае, например, из него изготавливались шарики для головных уборов правителей-мандаринов, а в Египте верховные судьи носили на груди статуэтку богини правосудия Маат, сделанную из этого камня. В Греции и Риме лазурит в небольших количе¬ствах использовали для изготовления бус, амулетов и различных украшений. В XVI—XVII вв. лазурит начал использоваться как материал для изготовления чаш, ваз и других декоративных изделий, которые инкрустировались драгоценными камнями.

Стоит упомянуть и о подделках лазурита. Так, в Византии дорогостоящий и редкий камень был вытеснен особыми синими пастами, имитировавшими лазурит и служившими для мозаичных работ и покрытия стекла и фаянса горячим способом. Изготовление этих паст и окраска стекла производились по старому египетскомусинь», получаемая путем оплавления кварцевого песка со щелочью и солями меди. Однако подделка лазурита легко обнаруживалась. Еще древнеарабские ученые заметили, что светло-синий цвет лазурита превращается в темно-синий при нагревании. Это позволяло отличать настоящий лазурит от сходных с ним по цвету медных соединений (например, синий азурит), которые при нагревании чернели.

Лазурит ценился не только как великолепный материал для ювелирных украшений. Он прекрасно служил и живописи: художники Возрождения, растирая порошок лазурита с воском и маслом, получали отличную краску, которая и по сей день не потеряла ни яркости, ни красоты. Краску назвали ультрамарином, и именно им, порошком «небесного камня», выполнялись все наиболее важные и ответственные участки картин, будь то итальянское небо или плащ мадонны.

На Руси этот камень был известен давно. Сначала он проникал к нам вместе с другими «диковинами» из Византии. Среди прочих изделий из поделочных камней выделялись своей красотой и необычностью синие «крабицы» и «жуковины» — изображения египетских скарабеев, выполненные из лазурита. Во времена Екатерины I, а затем и Елизаветы, камень, вошедший в моду при дворе, доставлялся за очень высокую плату из Афганистана, так как своего лазурита Россия тогда еще не имела.

На протяжении тысячелетий единственным местом, где добывали лазурит, было Бадахшанское месторождение в Афганистане, откуда синий камень проникал в Индию, Китай, Среднюю Азию, Междуречье и на Ближний Восток. Новая эпоха в истории этого камня началась в XVIII в., когда в России было открыто месторождение лазурита в Прибайкалье. Произошло это следующим образом. В 1785 г. знаменитый исследователь Сибири Эрик Лаксман, тогда опальный естествоиспытатель, нашел первый российский лазурит в валунах. Это был светло-голубой камень со светлыми пятнами, явно уступающий по красоте афганскому лазуриту из Бадахшана. Но дальнейшие поиски не прекращались, и в 1851 г. бывший мастеровой Петергофской гранильной фабрики Г. М. Пермикип, талантливый самоучка и неутомимый искатель, открыл 7 коренных месторождений лазурита в отрогах храма Хамар-Дабан по берегам речки Малой Быстрой и р. Слюдянки, впадающей в Байкал. Свыше 10 лет проработал он на Прибайкальском месторождении, отправив по Сибирскому тракту в Петербург более 50 т лазоревого камня.

Долгое время Прибайкальское месторождение оставалось единственным месторождением лазурита в бывшем Советском Союзе, хотя из многочисленных легенд и преданий было известно о возможном существовании месторождений в районе Памира. Только в 1930 г. после продолжительных поисков геологами Г. Юдиным, А. Хабаковым и писателем П. Лукницким высоко в горах Памира были найдены коренные выходы ярко-синего и голубого лазурита. Это месторождение находилось на высоте 4500 м над уровнем моря в верховьях р. Ляджвар-Дара, в 60 км к юго-востоку от г. Хорога. Открытие этого крупного месторождения, а затем и еще нескольких в Таджикистане создало новые возможности для более широкого применения лазурита в промышленности.

Находки лазурита известны также в Канаде, Бирме, Индии, Иране, Южной Америке и в некоторых других районах земного шара, но эти месторождения незначительны по сравнению с советскими и афганскими.

По красоте с афганским лазуритом не может соперничать лазурит из других известных месторождений. Ведь древняя легенда говорит о том, что само небо спустилось когда-то на склоны Бадахшана и оставило на них частицу своего синего цвета. Среди афганских лазуритов ценятся нидигово-синие густоокрашенные камни, получившие название «ниили», менее ценны голубые и небесно-синие «асмави» и наименьшей ценностью обладают зеленовато-синие «суфси».

Байкальский лазурит имеет окраску от темно-зеленого до густо-синего цвета и неизменно усеян белыми пятнами карбонатов. Памирский лазурит имеет голубовато-синюю окраску с пятнами белого кальцита, зеленого диопсида и коричневой слюды.

О несравненной красоте бадахшанского камня свидетельствует случай, происшедший с архитектором Огюстом Монферраном, — создателем Исаакиевского собора в Петербурге. Осмотрев только что набранные из байкальского лазурита пятиметровые колонны иконостаса, Монферран остался недоволен их излишней яркостью и светлыми пятпарадных залов дворца, но не для храма, и приказал снять его и заменить подлинно бадахшанским камнем. Поведение архитектора сочли за каприз, но вынуждены были исполнить его приказ. Колонны байкальского лазурита перевезли в дом Монферрана на Мойке, а иконостас собора украсил великолепный индигово-синий бадахшанский лазурит.

Прекрасный цвет лазурита и исключительная стойкость его окраски, а также включения золотистого пирита, многочисленными точками усеивающего его поверхность, создали этому камню мировую славу. Вдохновленный волшебной красотой лазурита А. Е. Ферсман посвятил ему такие строки: «Лазурит — камень, то горящий ярким синим огнем, то бледно-голубой с нежностью тона, почти доходящей до бирюзы, то сплошной однородной синей окраски, то с красивым узором сизых белых пятен, переплетающихся и сливающихся в пестрый и разнообразный узор» .

Как поделочный камень лазурит довольно хорошо изучен. Он прекрасно, режется алмазной пилой на тонкие пластины толщиной 2—4 мм. Камень довольно хрупок, легко шлифуется карборундовым порошком и полируется окисью хрома до зеркального блеска. Правда, это замечание о полировке относится только к чистому лазуриту. В смеси с карбонатами, слюдами и пиритом он полируется хуже, так как при полировке образуется шагреневая поверхность из-за неоднородности входящих в него минералов.

Яркий и сверкающий при солнечном свете, лазурит становится темным и мрачным при электрическом осве-щении. Недаром его красота больше всего ценилась на юге, где пышность и роскошь убранства были рассчитаны на яркий солнечный свет. Мрачен лазурит и в оправе из золота, серебра и бронзы, так как яркие отблески этих металлов заглушают цвет камня.

Издавна сложившееся представление о непрозрачности лазурита не вполне верно: в тонких пластинах (до 0.5— 1 мм) лазурит слабо просвечивает, что делает возможным его применение в светильниках и витражах. Так как лазурит довольно хрупок, то целесообразно наклеивать его на стекло и в таком виде вставлять в витражи наравне с другими просвечивающими минералами.

На Петергофской и Екатеринбургской гранильных фабриках из лазурита были созданы уникальные художественные изделия. Например, поистине чудо камнерезного искусства представляют собой грандиозные вазы с отделкой из золоченой бронзы высотой 172 см и диаметром 142 см, а также огромные столешницы, украшающие теперь залы Эрмитажа. Это работы известного уральского мастера-камнереза Г. Ф. Налимова (1807—1867), выполненные в 40-х годах XIX столетия. Когда очарованный красотой зритель стоит перед лазуритовыми вазами или столешницами, то он невольно представляет себе, как в руках искусного мастера-камнереза огромная глыба камня постепенно превращается в затейливую вазу. Но это не так. Вазы не высекались из монолитов, они были сделаны особым способом, получившим название «русской мозаики».

Искусство русской мозаики заключается в том, что сначала делается каркас предполагаемой вещи из мягкого камня или металла, а затем его облицовывают тонкими (2—4 мм) пластинами лазурита, точно подгоняя их не только по цвету, но и так, чтобы швы между пластинками были совершенно незаметными. Затем все неровности зашлифовываются и заполировываются. Присмотритесь повнимательней, и вы увидите тонкую паутинку темных нитей, пересекающих все изделие из лазурита в разных направлениях. Этот способ создания мозаики из камня является чудесным достижением русских мастеров, которые сумели из небольшого количества ценного природного камня виртуозно создавать произведения искусства. Техника русской мозаики употреблялась не только при изготовлении изделий из лазурита, но и при работе с такими камнями, как малахит и яшма. Русские умельцы облицовывали не только плоские поверхности, но и выпуклые, и вогнутые.

Читайте похожие статьи:

Топаз
Еще раз об аквамарине
Бриллиант – лучший подарок женщине

А также:

Нам важно Ваше мнение!

Расскажите нам, что Вы думаете...
ах да, Вы можете использовать картинку в Ваших комментариях, узнайте больше на сайте gravatar!